Начало: 
Моя Мьянма: неосознанная чистота Азии. Часть 1
Мьянма: первое впечатление. Часть 2.
Мьянма: путешествие во времени. Часть 3.
Мьянма: следом за традицией. Часть 4
Мьянма: Золотая Скала (Golden Rock) и пагода Чайтийо. Часть 5.

На обратной дороге в Янгон я поймала себя на ощущении лёгкой, едва уловимой ностальгии. В автобусе работал телевизор, по которому показывали сначала местный фильм на бирманском языке, потом музыкальные клипы и рекламу в промежутках между ними. Я смотрела иногда в окно, иногда на экран и постепенно осознавала, что рождает во мне этот неповторимый настоящий момент. Мои ощущения отсылают меня в моё далёкое прошлое…

IMG_20181219_093220

Мне посчастливилось родиться в другой стране, которая ушла в небытие и современное поколение не имеет понятия о том, какая в ней была жизнь, насколько она отличалась от того, что у нас есть, и чего нет сейчас. Я помню свои ощущения от той страны, от того времени, когда я была ещё совсем маленькой девочкой. Это ощущения стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Я помню, как внезапно пришли «другие времена». Началась перестройка. Я помню, как разрушалась великое государство в 1990-е годы, на глазах теряя своё былое могущество, обретенное трудом нескольких поколений наших бабушек и дедушек, которые сначала ценой миллионов жизней выиграли тяжелейшую войну, а потом, отказывая себе во всём, восстанавливали разрушенную страну, чтобы мы могли жить в мире и благополучии.

Я помню, как в наше незрелое тогда ещё неискушённое сознание маленьких девочек начали проникать странные слова и понятия, связанные с «сексуальным образованием» и так называемым «прогрессом». Я росла в те времена, когда мальчики в старших классах танцевали с девочками на «пионерском» расстоянии и трепетали от возможности взять её за руку. Я помню застенчивость… скромность… искренность эмоций и трепетность чувств…

Куда всё это делось? Страна, ещё недавно закрытая от внешних информационных влияний, вдруг распахнула свои врата для всех проявлений западной демократии. И вместе с капитализмом, рыночной экономикой, изобилием самых разнообразных товаров на полках к нам пришло падение нравственности, развращение молодёжи, культ пивного и всех других видов алкоголизма, наркотики, СПИД и сексуальные извращения, о которых раньше мы даже не имели понятия.

Тогда в СССР мы жили в огромной стране, могущественной и сильной, самой большой и самой богатой природными ресурсами. Мы не знали, что такое кредиты и ипотека, потому что их не было, а квартиры давало государство после 20 лет стажа на предприятии, не отнимая при этом зарплату. Были профсоюзы и бесплатные путевки для детей и взрослых. Много хорошего, что сейчас забыто, будто и не было никогда, всего не перечислишь. А главное, мы доверяли друг другу и опирались на простые законы чести и совести, у нас было даже такое понятие, как «честное слово»…

IMG_20181219_162056

А потом пришла перестройка и перестроила всю нашу жизнь и наше сознание. Мы, как дети, увлеклись красивыми рекламными картинками в стиле «баунти», обещавшими нам райское наслаждение от куска шоколада с набитой в него химией. Мы даже не заметили, как одним росчерком пера во время всенародного референдума отказались от старой конституции, по которой нам принадлежал наш рубль, наш единственный государственный банк и все природные богатства родной земли. Отказались и приняли новую конституцию, заботливо составленную для нас американскими юристами. Вот так запросто мы отказались от всех своих самых главных прав, от возможности иметь свою идеологию, от всех притязаний на природные богатства, которые потекли изобильной рекой на запад, поддерживая экономику США и уже загибающуюся Европу.

Мы не заметили, как в считанные годы разрушилась обороноспособность страны, которая поставляла по всему миру самое современное авиационное и космическое оборудование, ракеты и самолёты. Мы не заметили, как все градообразующие значимые для страны предприятия, а также все крупные, средние и мелкие фабрики и заводы были скуплены западными инвесторами за копейки в результате девальвации рубля и программы приватизации.

С тех пор прошло больше 25 лет. Мы, русские люди, уже не те, что были в 1990-е годы, и, конечно, совсем не те, что были в советское время. Мы идём своим тернистым путём к своему осознанию, кто мы и для чего всё это нам дано. Мы разгребаем и ещё будем разгребать последствия того периода перестройки долгое время. Мы в большинстве своём даже не осознаём всех этих последствий. И чем дальше идёт время, тем мы всё больше забываем ту далёкую ушедшую в небытие страну с её человеческими ценностями и совершенно другими нормами отношений. Мы обретаем новые нормы, которые категорически ненормальны и не выдерживают никакой критики по сравнению с эталонами нашего целомудренного наследия.

IMG_20181219_162635

Все тяжёлые уроки 1990-х будут напрасны, если мы так и не осознаем ценность того, что мы имели и что мы потеряли. Наша материалистичная картина мира навязывает нам одностороннее видение ценностей только в области материальных благ. Мы официально по всем каналам СМИ ценим и прославляем технический прогресс, как основу развития цивилизации, придаём самое важное значение экономике и материальному благосостоянию народов, стран, городов и, в конечном счёте, каждой отдельно взятой семьи.

Однако мы забываем о другой нематериальной стороне человеческих ценностей. И здесь Азия может дать огромную фору Европе с её цинизмом двойных стандартов и стремлением к личной выгоде любой ценой под девизом: «только бизнес, ничего личного». Технически слабо развитые страны, сохранившие свою самобытную культуру, вместе с ней сберегли нравственность и целомудрие, доброту и теплоту человеческих отношений, честь и достоинство личности.

Никто не говорит о том, что вместе с западным «техническим прогрессом» и демократией в так называемые «слабо развитые страны» постепенно приходит тотальное падение нравственности,  и деградация человеческих отношений.

IMG_20181219_170929

Замалчивается и нивелируется эталон, на который мы должны равняться в своём развитии как цивилизация. Любое материальное развитие идёт во благо только когда служит духовному росту. Это основа процветающего мира. Мира во всех смыслах этого слова. Причём это справедливо для любого масштаба: как всего мирового сообщества, как для целой страны, так и для отдельной семьи. Иначе нарушается баланс, гармония двух противоположных сил в данном случае: материальной и духовной стороны нашей жизни, что ведёт к постепенному разрушению и, в конечном счёте, к самоуничтожению.

Осознание того, как это происходит, появляется, когда с высоты последних десятилетий видишь суть событий недавнего прошлого и скорость, с которой столь стремительно меняется жизнь в твоей собственной стране. А с опытом путешествий по разным странам и знакомства с другими политическими, культурными и религиозными системами осознание становится ещё яснее. Ты словно проникаешь в другое время и в другие события, которые у тебя уже были, а здесь, как в замедленном кино ещё не произошли, могут произойти, вероятно, произойдут. Уж слишком знакомый сценарий…

И вот я сижу в автобусе и еду по стране, которая буквально несколько лет назад распахнула свои двери для западной демократии, «прогресса» и «новых технологий»…

И что я вижу?

Пока ещё бирманцы придерживаются своих традиций, они носят закрытую одежду, скромную, простую, свободную и красивую. Но на экранах их телевизоров уже крутится другое кино, которое задаёт вектор для идеалов современной молодёжи Мьянмы. В музыкальных клипах, которые напомнили мне нашу музыку из 1990-х годов, и в современном кино уже мелькают образы недалёкого будущего – новой реальности Мьянмы: бирманцы мужчины в джинсах и шортах, девушки в мини юбках и открытых платьях с декольте.

Выражения лиц. Это то, что очень контрастно, настолько, что «режет» взгляд именно здесь, в Мьянме. Сейчас лица бирманце выражают приветливость и скромность, озаряются искренними открытыми улыбками. А на экранах клипов, рассчитанных на молодёжную аудиторию, и в модных глянцевых журналах – окнах западного мира – совсем другие лица. Откройте любой глянец, и вы увидите их. Рекламные постеры демонстрируют высокомерие и отчуждённость, они не улыбаются и, конечно, не кажутся приветливыми, а, скорее, отстранёнными, вызывающе дерзкими, надменными и равнодушными.

Мьянма меняется. Медленно, постепенно в неё проникают издержки туристического развития и западной цивилизации. В оживленных туристических местах уже появились наиболее предприимчивые бирманцы – охотники за лёгкими деньгами, которые наживаются на наивности неискушённых туристов. Где-то это чувствуется больше, где-то меньше, где-то пока совсем не ощущается, но процесс пошёл.

Поэтому, если вы хотите увидеть Мьянму – ту, старую добрую Бирму, страну искренности и добродушия, то поторопитесь, пока она не изменилась до неузнаваемости и не стала похожа на все остальные азиатские страны, приведённые к одному знаменателю западных стандартов.

Продолжение: Мьянма: Пагода Шведагон. Часть 7. 

Из книги «Моя Мьянма — неосознанная чистота Азии»

Мария Соколова

Поддержать автора

IMG_20181221_152854